Человек, перу которого принадлежит «Пророк»... 

Джебран Халиль Джебран.
(6 января 1883 - 10 апреля 1931)

«Лишь однажды я не нашелся что ответить, когда меня спросили, кто я.»

dzhebran1
Когда я впервые прочла несколько строк из «Пророка» - я обмерла.. Это был не ступор, это было и правда вот такое полуобморочное состояние от немыслимой простоты и ясности вкуса Истины...

Тогда, спросила Ал-Митра:
— Расскажи нам о любви -

И он поднял голову и посмотрел на людей, и молчание снизошло на них. И громким голосом он произнес:
— Когда любовь поманит вас — следуйте за ней.

Хотя пути ее тяжелы и круты.
И когда ее крылья обнимут вас — не сопротивляйтесь ей.
Хотя меч, спрятанный в ее оперении, может пронзить вас.
И когда она говорит с вами — верьте ей.
Хотя ее голос может разрушить ваши мечты, как северный ветер превращает в пустыню сады.
Потому что хоть любовь и надевает корону на вашу голову, но она и распинает вас на кресте. Ведь она не только для вашего роста, но и для подрезания веток, чтобы придать форму вашему дереву.
Ведь она не только поднимается до самого высокого в вас и ласкает нежные ветви, что дрожат на солнце, но и опускается до самых ваших корней и их сотрясает в объятиях с землей.
Как листья кукурузного початка обнимают початок — она прижимает вас к себе.
И как бьют початок, так и она бьет вас, делая свободным от одежд, оставляя лишь зерна.
И как зерна, она просеивает вас, освобождая от шелухи.
И как чистые зерна початка, она толчет вас до белой муки.
И как муку с водой она месит вас, превращая в мягкое тесто.
И тогда только ставит вас в свой священный огонь, чтобы вы могли стать священным хлебом на священной трапезе Бога.
Все это сделает с вами любовь, чтобы вы могли узнать секреты своего сердца и в этом знании стать частицей самого сердца Господа.
Но, только испугавшись, вы будете искать лишь спокойствия любви и наслаждений любви.
Тогда лучше для вас сразу закрыть свою наготу и уйти с молотильного тока любви.
Уйти в мир безвременья, где вы будете смеяться, но не всем своим смехом, и плакать, но не всеми своими слезами.
Любовь не дает ничего, кроме самой себя, и не берет ничего, кроме самой себя.
Поэтому любовь не обладает ничем, но и ею нельзя обладать.
Ведь любви достаточно только любви.
Когда вы любите, вы не должны говорить «Бог находится в моем сердце», а скорее «я нахожусь в сердце Бога».
И не думайте, что вы можете направлять любовь в ее течении, потому что любовь, если она найдет вас достойным, сама направит вас.
У любви есть одно лишь намерение — осуществить себя.
Поэтому, если вы любите, пусть у вашей любви будет такое же намерение.
Растаять и стать как бегущий ручей, что поет свою мелодию ночи.
Познать боль чрезмерной нежности.
Быть раненым собственным пониманием любви.
И кровоточить охотно и с радостью.
Просыпаться на рассвете с окрыленным сердцем и благодарить за еще один день любви.
Отдыхать в полуденный час, размышляя о любовном восторге.
Возвращаться вечером домой с радостью.
И засыпать с молитвой за свою Возлюбленную в сердце и с песней благодарности на устах.

Халил Джербан — Пророк

 

-- я не читала, - я вдыхала каждое дуновение ещё предзвучия строк, впитывала каждую каплю сока Истины, оживляющую во мне нынешней - меня Настоящую, врачующие застарелые вековые раны Души... хотелось плакать от счастья, что ЭТО – звучит в Пространстве...
«тот, кто был рассветом собственного дня, ждал двенадцать лет в городе Орфалесе, ждал своего корабля, что должен был вернуться и взять его обратно на остров его рождения.

И на двенадцатый год, на седьмой день месяца жатвы он взошел на холм за городскими стенами и взглянул в сторону моря; и он увидел свой корабль, выходящий из тумана. Тогда ворота его сердца широко открылись и его радость брызнула далеко в море. И он закрыл свои глаза и начал молиться в молчании души своей. Но когда он спускался с холма, грусть вошла в него, и он подумал в своем сердце: Как я смогу уйти отсюда спокойно и без печали?

Нет, не без раны в душе покину я этот город. Длинными были дни боли, которые я провел в этих стенах, и длинными были ночи одиночества, а разве может кто покинуть свою боль и свое одиночество без сожаления? Слишком много кусочков своей души разбросал я по этим улицам, и слишком много рожденных моей тоской бродят нагими среди этих холмов, и я не могу уйти от них без боли и бремени. Нет, не одежду снимаю с себя я сегодня, но кожу сдираю с себя своими руками. Нет, не мысли оставляю я за собой, а свое сердце, размягченное жаждой и голодом.

И все же я не могу быть здесь дольше. Море, которое зовет всех в себя, позвало и меня, и я должен идти. Потому что не прислушаться к зову часов в ночи и остаться — значит застыть, окаменеть, навеки стать залитым в неизменную форму. Хорошо бы взять с собой все, что здесь есть, и уйти. Но как могу я? Голос не может взять с собой язык и те губы, что дали крылья ему. Один должен он улететь и искать своей цели. Ведь один, без гнезда своего, должен орел пересекать солнце.

И сейчас, когда он достиг подножья холма, он снова повернулся к морю и увидел свой корабль, входящий в гавань, а на корабле — моряков, людей его родной земли. И его душа закричала им, а он сказал: Дети моей древней матери, вы всадники приливов. Как часто приплывали вы в моих снах. А сейчас вы пришли наяву, и это глубочайший из снов.

Готов я идти, и паруса мои подняты, и с нетерпением жду ветра я. Только еще один раз вдохну я этот воздух покоя, еще раз оглянусь с любовью назад. А потом встану средь вас, моряк среди моряков. И ты, огромное море, - бессонная мать, Ты, кто одна даешь мир и свободу реке и ручью. Только еще одну извилину сделает этот ручей, только еще один звук издаст он в своем скольжении. И тогда я приду к тебе, безграничная капелька к безграничному океану.»

-- глаза мои видели и различал текст, а душа ликовала и пела от узнавания того, что стояло ЗА ним: ведь это о реинкарнациях и о том, что ТАМ, ЗА пределами этой Земли...

(если захотите послушать «Пророка» и мои мысли по этому поводу – это тут..

 

Но это потом!!)) – а пока читайте дальше. ????

Какое-то время спустя (много позже), решила почитать его биографию. Увидела фото – и.. обомлела ещё раз..Но уже совсем по иной причине - этот человек НЕ походил на энергии «Пророка». От него исходила совсем другая энергетика! Женственность, романтизм, при этом какое-то немыслимое бунтарство (был момент, что я аж напугалась, предположив (логикой!!) нетрадиционную ориентацию, но что-то более глубокое тут же отмело эти происки логики.

А ещё в нём была боль. Нет, не так. Это была БОЛЬ. Меня настолько потрясло это несоответствие энергий, что я тут же закрыла страницу с биографией и достаточно долго не касалась данной темы даже мысленно. Но..)) увы, я совершенно НЕ умею не понимать)). А потому буду искать, находить, отвергать, соглашаться, снова искать, – в общем, разбираться и стремиться понять! ????

Логика при этом процессе присутствует, но именно «при», а не «в» - присутствует сидя глубоко во внутреннем кармане и не раскрывая рта – это ей не позволяется)) Если она пытается пробраться даже в карман внешний – попытки резко мною пресекаются, а то эта дама такие выводы наделает – мама не горюй))) Она – всего лишь навсего мелкая сотрудница концептуального ума, причём сотрудница без особого образования. – так что .. всяк сверчок знай свой шесток, как говорится))

Первое, что мы видим, знакомясь с биографией – это даты рождения и смерти. Человек умер весьма молодым. Ему было всего 48 лет, но с фотографии смотрел куда более пожилой и нездоровый человек. Человек, живший в энергиях «Пророка», не мог выглядеть так в 48.
«Пророка» он написал в 40....
dzhebran3
В его 25- летие были написаны эти строки:

День моего рождения. Написано в Париже 6 января 1908 года

В этот день родила меня мать.

В этот день, двадцать пять лет назад, покой передал меня в руки бытия, наполненного воплями, раздором и борьбой.
Вот уже двадцать пять раз я обошел кругом солнце, – я не знаю, сколько раз месяц обошел крутом меня, – и все-таки я еще не постиг тайны света и не познал сокровенностей мрака.

Двадцать пять раз я обошел вместе с землей, луной, солнцем и звездами вокруг всеобщего вышнего закона, и вот душа моя шепчет теперь названия этого закона, как пещеры повторяют эхо морских волн; они существуют вместе с морем, но не знают его сущности; они поют песни отлива и прилива, но не могут его постичь.

Двадцать пять лет назад рука времени начертала меня как слово в книге этого дивного, ужасного мира. И вот я – слово непонятное, смутное по своему значению, иногда указующее на ничто, иногда указующее на многое.

Размышления, мысли и воспоминания устремляются на душу мою в этот день каждый год. Предо мной останавливаются шествия протекших дней и показывают мне призраки отошедших ночей, а потом разгоняют их, как ветер – остатки облаков над горизонтом. И они тают в углах моей комнаты, как тают песни ручейков в далеких пустынных долинах.

В этот день каждый год приходят души, изображенные моей душой, устремляясь ко мне со всех концов мира….“

Потрясающе, правда? Потрясающе, если понимать, что под всем этим есть... Понимал ли Джебран? Для меня вопрос остался открытым.. И тогда ешё больше, ещё тяжелее всплывает та самая БОЛЬ,...

Цитирую: ( http://www.foru.ru/slovo.61972.1.html )

«Фанатик – это глухой как пень оратор», – однажды метко заметил Джебран. Христианство, впавшее в лицемерие, ложная церковь с показной святостью и благочестием, ее жрецы-лжеспасители, «религия, похороненная в книгах, и суеверие, занявшее ее место», были ненавистны ему. Определяющим в его религиозных воззрениях становится стремление к некой новой, романтической, религии – религии общечеловеческой, размыкающей узконациональные границы, а в понимании ее Джебраном преобладают философско-художественные и пантеистические мотивы.

Джебрана можно называть христианином весьма условно. Перед самой смертью на вопрос, христианин ли он, Джебран ответил отрицательно.
Те христианские образы, символы и темы, к которым он обращается в своих произведениях, далеки от ортодоксального истолкования. Даже Иисус в его представлении – бунтующий человек, исполин, ниспровергатель тронов, ищущий воплощения идеала в этом мире. «Он пришел не затем, чтобы сделать боль символом жизни, а чтобы сделать жизнь символом истины и свободы» («Распятый Иисус», сб. «Бури»).

В книге «Иисус сын человеческий» (1928) образ Иисуса получает неканоническое воплощение. Джебран видит в нем не Христа – помазанника, а человека, «борца среди борцов», «поэта среди поэтов».

В книге используется особый композиционный прием: автор создает своего рода мозаичный портрет, слагающийся из свидетельств людей, живших в те давние времена, – лиц исторических, как, например, римский правитель Иудеи Понтий Пилат, первосвященники Каиафа и Анна, и вымышленных – никому не ведомый человек из пустыни, иерусалимский сапожник, грек аптекарь. Здесь писатель утверждает высказанную им ранее идею о том, что «Иисус жил революционером, распят бунтарем и умер исполином» («Распятый Иисус»)

(читать «Иисус сын человеческий» можно здесь: https://bookz.ru/authors/halil-djebran/iisus-hr_976/1-iisus-hr_976.html
======.

Ливано-американский философский эссеист, романист, мистический поэт и художник. Творчество Джебрана Халиля Джебрана (Джибрана) занимает особое место в истории арабской литературы и философской мысли XX века, являясь основой арабского романтизма философского направления. Его личность по праву заслужила быть символом Ливана, слава о нем распространилась по всему миру. Сегодня его издают на многих языках мира, по сути, он является самым читаемым арабским писателем и на Западе, и на Востоке, а его самое знаменитое произведение "Пророк" для очень многих является настольной книгой. Его книги и его творческий путь ставят его в один ряд с такими знаменитостями как Блейк, Ницше, Юнг, Гете, Эмерсон и др.

dzhebran2

Творчество Джебрана является синтезом культур Востока и Запада, отличительной его чертой является склонность проникнуть в состояние любого читателя, таким образом проявляя всеобщий синтез и универсализм в философском мышлении и мировоззрении. Именно благодаря этому любой сегодняшний читатель каких бы ни было культуры и мировоззрения способен в его произведениях найти отражение своих собственных идей, принципов, душевных поисков и переживаний.

Джебран творил на протяжении около четверти века, и все его творчество пронизано общими идеями единства Истины и Красоты, вечности Духа, Его бесконечности, стремления к свободе против приземленности толпы. Он пытается на своих страницах построить философское воззвание с намерением дать читателю состояние стремления его Духа к свободе, дать чувство необходимости нравственного существования, дать стремление, ведущее к освобождению от всего обыденного, прозаичного, когда многие ценности утрачивают свое первозданное значение.

На территории бывшего Советского Союза впервые читатель ознакомился с творчеством Джебрана в 50-х годах прошлого столетия, когда впервые на русский язык его стал переводить академик Крачковский.

dzhebran4

Халиль Джебран (Халил Джибран) родился 6 января 1883 года в небольшом горном селении на севере современного Ливана. В то время, в конце XIX века, эта территория (как и соседние Сирия и Палестина) являлась частью Османской империи. Джебран рос в христианской среде, семья матери происходила из влиятельного в религиозном плане рода.

Тем не менее, Джебран с малых лет испытывал на себе тяжелое бремя бедствий и лишений. Большая часть вины за это лежала на его отце, который оказался безответственным человеком, мало заботящимся об улучшении условий для жизни своих детей. В младом возрасте Джебрана отец был посажен в тюрьму, и вся задача по поддержке многодетной семьи легли на хрупкие плечи его матери. У Джебрана был старший брат Питер, а также две младшие сестры.

Север Ливана - это прекрасные холмистые ландшафты, красивые кедровые леса. Гуляя повсюду в раннем возрасте Джебран (Джибран) полюбил свою Родину, и часто, будучи в вынужденной эмиграции, с теплотой вспоминал о ней. Он слонялся повсюду тихим мальчишкой, восторгаясь видами природы, что впоследствии способствовало передачи красоты в его произведениях.

Джебран не был религиозным человеком, и причина этого в том, что он часто был свидетелем розни между христианскими и мусульманскими общинами. Наблюдая за противостояниями, он подсознательно полагал, что порочная причина кроется в религиозной приверженности людей. Впоследствии это отразилось на его устойчивой языческой позиции.

По той причине, что семья Джебрана не имела достатка, в детстве он не смог получить хорошее образование. Его обучение ограничивалось лишь посещением местного священника, который преподавал ему языки, Библию и естествознание.

Когда мальчику исполнилось двенадцать лет, мать Джебрана, Камила, пришла к судьбоносному для писателя решению перебраться в Америку для поиска лучшей жизни. В то время наблюдался повальный бум эммиграции людей с Ближнего Востока, с территорий, подвластных Османской империи, на Запад, впечетленных рассказами о перспективах благосостоятельной жизни в Америке.

В городах восточного побережья Америки постоянно прибывали суда, полные эммигрантами. Приплывающие заселяли новые города и образовывали многочисленные восточные диаспоры. Семья Джебрана, таким образом, не стала исключением. Отец не смог отправиться вместе с семьей, так как людям, просидевшим в тюрьме, по закону было запрещено эммигрировать.

В 1895 году Халиль Джебран (Халил Джибран) с матерью, с братом и сестрами достиг берега Америки и поселился на окраине Бостона, в одном из беднейших районов. Ситуация была критической, не было денег, не было возможности учиться, трудно было найти работу. Мать Камила устроилась на работу по разносу хлеба и работала не покладая рук. Благодаря ее неуемному и нещадящему себя труду, семья потихоньку стала материально восстанавливаться. По признанию самого Джебрана, первые два года в эммиграции были самыми тяжелыми.

dzhebran5
Джебран в возрасте 13 лет К счастью для Джебрана в Бостоне функционировали учреждения милосердия, создаваемые правительством для детей-иммигрантов, куда он и поступил. Еще с детства в Ливане Джебран пристрастился к рисованию, когда восторгаясь родимыми ландшафтами, любил передавать их красоту на бумаге. Его способности в изобразительном искусстве были замечены преподователями и по достоинству оценены. Правда, у него были и проблемы с собучением, например, он очень плохо владел английским, и поначалу, в первые годы, этот недостаток ему очень мешал.

В скором времени, молодой Халиль Джебран увлекается мифологией, историей, с увлечением посещает театры и галереи. Такое необычное увлечение мальчика не могло остаться незамеченным для его преподователей, которые, в свою очередь, видя в нем талант литератора пытались его сблизить с интеллигенцией города. Джебран, знакомившись с деятелями союза художеств и литературы, начинает перенимать благородные и эстетические качества интеллегенции, чего ему, бедному иммигранту с Востока, определенно не хватало.

Его мать, находя в нем разительные изменения, всячески старалась помочь ему и деньгами, и добрым словом. За увлечением у молодого человека появляются примерные результаты в обучении, он становится одним из лучших учеников, постигает письмо, английскую речь, философию. Он перечитывает множество литературы, в том числе и религиозную, благодаря чему утверждается в своем мировоозрении как убежденный язычник. Ему приходятся по душе писатели Метерлинк, Ральф Эмерсон, английские поэты-романтики.

Общественность начинает замечать способности Джебрана как художника после того, как он начинает рисовать эскизы для обложек книг и журналов. Такая широкая известность начинает пугать его семью, и по общему семейному решению в 1898 году Джебран возвращается в Ливан, чтобы спокойно закончить образование, в особенности изучение языков (арабский, сирийский, английский).

По возвращении в Бейрут он поступает в школу "Мадрасат Аль-Хикма", что в переводе с арабского означает "школа мудрости". Эта школа представляла собой представительное заведение, где обучали различным религиозным текстам, религиозной истории и правилам поведения.

Джебран, будучи свободолюбивым человеком, а тем более обладая языческим мировоззрением, всячески выказывал протесты, осуждения, капризы по отношению к преподователям и к системе образования. Здесь он также изучает французский язык, увлекается французской романтической литературой, знакомится с творчеством арабских просветителей. В эти годы он продолжает выполнять заказы по рисованию эскизов к книгам, занимается иллюстрациями для журнала.

В 1902 году Джебран заканчитвает школу. В скором времени он узнает о болезнях его родных в Америке: о начальной стадии рака у матери, о кишечном заболевании его сестры и брата, и спешит отправиться в Америку. В марте 1902 года он покидает родные берега Ливана.

Приплыв в Америку он узнает о скоропостижной смерти его сестры. Утрата сестры была болью для Джебрана, поэтому он стал пытаться вернуться в круги интеллигенции, которые в свое время приветливо открыли ему двери. Джебран стал активно посещать вечера бостонской интеллигенции, а она с охотой принимала и в этот раз располагающий незаурядный талант молодого ливанца. Через несколько месяцев Джебрана постигает еще большее горе: его брат Питер, заболевает смертельной болезнью и умирает, и в это же время от рака умирает его мать.

После сразу трех смертей Джебран находился в тяжелом душевном состоянии. Его друзья старались помочь ему, и примерно в это время он, кроме рисования, начинает заниматься писательством. Первые его литературные сочинения были на арабском языке. В 1904 году в Нью-Йорке публикуются первые его книги: "Видение", "Огненные буквы", "Жизнь любви", а также эссе "Музыка". Джебран еще более проникается вглубь среды бостонской инеллигенции, знакомится с людьми, увлеченными восточными религиозныо-философскими учениями.

Его друзья помогают ему организовать и открыть выставку его художественных работ, которая имела ошеломляющий успех. На ней он знакомится с директором одной из гимназий Бостона Мэри Элизабет Хаскелл, последующие дружеские отношения с которой во многом определили его взгляды как литератора и как человека.

Мэри, будучи директором гимназии, была очень образованной, глубокой личностью. Большую часть своего времени она уделяла становлению творчества Джебрана, корректировала его работы. Многое из их отношений можно почерпнуть в сохранившихся ее дневниках. Она даже принялась учить арабский, чтобы лучше понимать мысли и взгляды писателя.

В 1904 году Халиль Джебран (Халил Джибран) начинает писать статьи в арабской газете "Эммигрант" (Al-Mouhajer). Несмотря на то, что он часть своего образования получил в Ливане, изучая арабский язык, знание этого языка оставляло желать лучшего. На следующий год вышли первые его работы в газете под рубрикой "Слезы и смех", которые потом были собраны в книгу "Слеза и улыбка". Посредством этой газеты с его работами ознакомился выдающийся впоследствии арабский писатель Амин Рихани. Амин с похвалой высказывался о работах Джебрана, критикуя при этом тех арабских деятелей пера, которые писали лишь ради денег. Впоследствии Амин стал близким другом Джебрана.

dzhebran6

В 1906 году Джебран (Джибран) издает еще одну книгу на арабском языке "Нимфы долины" (Arayis Al-Muruj), где он категорически вырисовывет проблемы проституции и религиозного преследования. В 1908 году он выпускает еще одну книгу "Духовный мятеж" (Al-Arwah Al-Mutamarridah), обличающую социальную несправедливость в Ливане XIX века и пагубность религиозных догм, ограничивающих свободу людей. Книга встретила большую критику среди духовенства.

В 1908 году Джебран отправляется в Париж для совершенствования в живописи. Там он посещает занятия в школах искусств и получает уроки живописи. Джебран был очарован средой Парижа, по праву считавшимся культурным и интеллектуальным центром Европы начала XX века. Здесь он активно посещает выставки, отчетливо осознавая недостаток собственного артистичного образования, посещает академию.

Но через некоторое время формализм акдемического курса ему приедается, он оставляет академию, и по-прежнему занимается самоисследованием, поиском собственного стиля. Он намеревается посетить также Лондон вместе со своим другом Амином Рихани. Все это время немалую часть своего времени он отдает и литературе, начинает работу по роману "Сломанные крылья", эссе "Голос поэта", издает на французском ранее написанную новеллу "Марта из Бана".
dzhebran7
В Европе Джебран проводит два года, и в 1910 году он возвращается в Америку, при этом переезжая в Нью-Йорк, в центр культурной жизни США. Он предлагает и Мэри покинуть арабские кварталы Бостона и проявить свои художественные способности в Нью-Йорке. Джебран оставляет в Бостоне свою сестру Марианну.

В 1911 году он арендует студию в центре города, где будет проживать всю оставшуюся свою жизнь до 1931 года. В Нью-Йорке Джебран (Джибран) продолжает работу над романом "Сломанные крылья", которую заканчивает в 1912 году. Это самое объемное произведение из его арабских романов повествует о тяжелой участи арабской женщины и ее злополучной любви.

На следующий год Джебран связывается с недавно созданным арабским журналом для эмигрантов Al-Funoon, который периодически издавал работы арабских писателей. Настрой и либеральный курс редакции газеты был близок для него, и он начинает снабжать журнал своими материалами. Позже эти рассказы войдут в его сборник "Безумец".

В 1913-1914 годах Джебран (Джибран) пытается посвятить себя переводам своих арабских произведений на английский, что очень часто остается безуспешным из-за сложностей перевода и несовершенного знания языков. Мэри, которая так и не смогла выучить арабский, помогает ему совершенствоваться в английском. Вскоре она его убеждает более не заниматься переводами, и писать свои последующие произведения только на английском языке.

В годы Первой мировой войны Халиль Джебран (Халил Джибран) увлекается политическими событиями. Он не может оставаться равнодушным по отношению к его родному Ливану, где царят разруха и голод, бесчинство и террор турецких властей. Эта война дарит надежду на получение независмости от Османской империи с помощью организованного арабского фронта. Джебран (Джибран) обращается к представителям и христианских, и мусульманских кругов, чтобы они объединили свои усилия для освобождения от гнета Османской империи. Он принимает участие в инициировании создания в США фондов для голодающих.

В каком-то смысле он становится борцом за свовбоду своей страны, идеи войны и стремления к свободе находят отражение в его произведениях "Безумец", "Предтеча", "Буря". В 1916 году Джебран принимает участие в работе журнала "Семь искусств", где часто печатались знаменитые американские писатели и поэты.

В 1918 году Джебран делится с Мэри о том, что начинает работу над новой книгой "о человеке из острова", это были первые наработки его самого знаменитого произведения "Пророк". В этом же году он выпускает книгу "Безумец" уже на английском языке, благодаря чему преобретает куда большую аудиторию англоязычных читателей.

Известность Джебрана набирает еще большие обороты, его начинают сравнивать с индийским поэтом Рабиндранатом Тагором и английским писателем Уильямом Блейком.

Творчество Джебрана так же, как и у Тагора, являло собой синтез Востока и Запада, а его идея органического слияния принципов разных видов искусства (живописи и литературы) в одном творческом акте очень напоминало стиль творчества Уильяма Блейка.

В последующие пару лет Джебран продолжает писать материалы на арабском языке и издавать их в арабских журналах. Это были и иллюстрации, и литературные произведения. Произведения на арабском языке не имели столь восторженный отклик, но он по-прежнему с достойной верностью продолжал писать на этом языке, видимо, желая каким-то образом объединить арабские круги читателей за рубежом, хотя в самих Сирии и Ливане политические деятели все более негодующе относились к его творчеству.

В арабском мире к тому времени он преобрел известную репутацию. В начале 20-х годов он занимает активную позицию по разоблачению социальных и культурных проблем восточного мира, являясь одновременно проводником распространения позитивных сторон западной культуры на Восток. Но в арабских странах многие не принимали его либерализм, особенно по отношению к религиозной культуре.

Не имея особого успеха для арабского читателя, встречая на своем пути многочисленные преграды со стороны арабских критиков, Джебран переключается на английский, и последующие работы он пишет уже только на этом языке. К концу 1923 года Джебран (Джибран) заканчивает работу над "Пророком". Эссе имело на первый момент скромный успех в США.

С 1923 года роль Мэри в его творческом поприще заметно уменьшается. Она уезжает к своему будущему жениху, к полковнику Ф. Минису, за которого в 1926 году выходит замуж. Таким образом, Джебран лишается близкого редакционного сотрудника. Тем не менее Мэри по-прежнему помогает ему, в частности с наведением в порядок его финансовых дел. Джебран делится с ней планами по написанию второй и третьей части "Пророка".

Но эти части ему не довелось реализовать (была посмертно выпущена только вторая часть), так как последующие свои силы литератора он целиком тратит на самое объемное свое произведение на английском языке "Иисус, сын Человеческий". В 1927-1928 годах Мэри помогает в редакции этой книги.

PS. Кстати, «Пророк» был переведён более чем на 100 языков.

К 1928 году здоровье Джебрана заметно ухудшается. Он страдает болями в теле, прибегает к алкоголю.

К концу года он заканчивает работу над книгой "Иисус, сын Человеческий" и получает многочисленные положительные отзывы.

К 1929 году из-за физического недуга, а также из-за склонности к алкоголю он впадает в депрессию.

Джебран глубоко переживает из-за потери, по его мнению, творческих способностей творить. В 1929 году врачи обнаружили у него увеличенную печень и рекомендовали строгое лечение.

К 1931 году здоровье Джебрана еще более ухудшилось, что окончательно похоронило возможности закончить вторую часть "Пророка". 10 апреля 1931 года

Джебран скончался в одной из Нью-Йоркских больниц с диагнозом цирроз печени.(Есть данные и о его болезни туберкулёзом).

Он был похоронен в родном селении Бшарри, как того и желал. В США его проводили с должными почестями, в Ливане после его смерти он стал еще более знаменитым.

Материалы взяты отсюда http://www.foru.ru/slovo.61972.1.html (тут есть несколько произведений Джебрана) и отсюда http://www.omkara.ru/gibran/smile.htm

dzhebran8
"О дарах"

Тогда богатый человек просил:
- Скажи нам О ДАРАХ.
И он ответил ему:
- Вы даете лишь самую малость, когда дарите часть того, чем владеете. Только тогда, когда вы будете отдавать часть самого себя - вы по-настоящему дарите.
Ведь, что есть то, чем вы владеете, как не вещи, которые вы бережете и охраняете из-за боязни, что они будут нужны вам завтра?
А завтра - что принесет завтра слишком расчетливой собаке, закапывающей кости в бескрайних песках, когда она следует за паломником в святой город?
Разве боязнь нужды - не то же, что и сама нужда?

https://briah.ru/read/sovety/127-o-darakh

Я хотел бы заботиться о тебе, не желая тебя изменить;
Любить тебя, оставляя тебя на свободе;
Принимать тебя всерьез, ни к чему не принуждая;
Приходить к тебе, не навязывая себя;
Что-то дарить тебе, не ожидая ничего в ответ;
Уметь прощаться с тобой, не боясь потерять что-то главное;
Говорить с тобой о моих чувствах,
Не возлагая на тебя ответственность за них;
Делиться с тобой знаниями, не поучая тебя;
Радоваться тебе такому, каков ты есть.
Если и ты с такими же чувствами
Шагнешь мне навстречу - мы сможем обогатить друг друга.

https://briah.ru/read/pamyatki/129-ya-khotel-by-zabotit-sya-o-tebe-ne-zhelaya-tebya-izmenit

Вы часто говорите: «Я бы дал, но лишь тем, кто заслуживает».

Деревья вашего фруктового сада не говорят так, не говорят так и стада ваших пастбищ. Они отдают, чтобы жить, потому что не отдать для них – значит погибнуть.
Ведь наверняка тот, кто был избран, чтоб получить свои дни и ночи, достоин получить и все остальное хотя б и от вас.
Потому что тот, кто получил право пить из океана жизни, достоин наполнить свою чашу и из вашего маленького ручья.
Разве может быть ноша тяжелее, чем та, которую надо взвалить, чтобы принять подаяние. Мужество, уверенность, милосердие даже нужны, чтоб подарок принять.

https://briah.ru/read/pamyatki/284-o-tom-kak-darit

 

Натальная карта Джебрана Халиля: (взята из базы данных astro.com )

Да. Тут есть и романтизм, и талант поэзии, и сильная внешняя «иньскость» ???? (две женские планеты на Асц), и скрытая боль, и бунтарство (Уран на МС. – хотя больше говорящий о Величайшей Интуиции. Но Интуиция – это когда высокие подпланы Урана, а когда обстоятельства подминали его по себя – вылазило просто человеческое бунтарство)

dzhebran9
Тут же и показатели поэтического таланта, а на низком уровне – слабеющая воля со стремлением к алкоголю. Есть и показатели возможных депрессий.. Это и карта потрясающего мистика, и просто человека с не самой простой кармой по правому столбу сефирот.

Его художественные работы:

Божественность

dzhebran divinity Аврора

dzhebranavrora Сhain
dzhebranchain
Иисус
dzhebran iisus
Космос
dzhebran space
Мыслитель

dzhebran m

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS

Последние статьи

Преступник - выбор или фатальность Преступник - выбор или фатальность Преступник - выбор или фатальность
Тело умирает. А что происходит с мыслями? Тело умирает. А что происходит с мыслями? Тело умирает. А что происходит с мыслями?  
Афоризмы Гермеса Трисмегиста Афоризмы Гермеса Трисмегиста Афоризмы Гермеса Трисмегиста
Что такое страсть Что такое страсть Что такое страсть
Взгляд на невидимое Взгляд на невидимое Взгляд на невидимое